Какие машины выпускают в Северной Корее: «Свисток», «Кукушка» и другие

Фото: Александр Демьянчук / ТАСС

Северная Корея — одна из самых загадочных стран. Политически и экономически изолированная от остального мира, практически закрытая от туристов, скованная мощной цензурой и пропагандой, вот уже много десятилетий живущая по своим собственным правилам. Достоверной и детальной информации о том, как все устроено в КНДР, крайне мало — и помимо прочего это касается автопрома. Но он там точно есть, пусть и весьма своеобразный.

По разным оценкам, на всю страну с населением в 26 млн человек производится от 40 до 50 тыс. автомобилей ежегодно — правда, в основном это военная техника, грузовики и автобусы.

Сопоставимые цифры приводятся и в отношении легковых автомобилей, только здесь речь уже не о ежегодных тиражах — это вообще все машины, находящиеся в КНДР. Тем не менее, в республике работает как минимум три автомобильных завода.

Sungri

Первая автомобильная фабрика Северной Кореи была основана в городе Тхонъён в 1950 году, но выпуск серийной продукции стартовал только восемь лет спустя. И эта продукция хорошо знакома каждому знатоку советского автопрома, ведь под названием Sungri-58 в КНДР начали собирать «газоны», грузовики ГАЗ-51. Через три года была освоена и полноприводная версия Sungri-61, которая представляла аналог ГАЗ-63 из СССР.

Sungri 61NA (Фото: autowp.ru)

Собственно, эти грузовики выпускаются до сих пор — с течением лет они проходили через доработки, получили собственное оформление кабины, но техническая основа не слишком отличается от советских разработок почти восьмидесятилетней давности. За одним исключением: бензина в Северной Корее мало, поэтому значительная часть выпущенных Sungri оборудована газогенераторными установками — проще говоря, ездят они на дровах.

Там же, на Sungri, производились лицензионные копии нашей «Победы» под названием Achimkoy («утренний цветок»), но тиражи и годы выпуска установить не представляется возможным. Известно лишь, что такие машины с корейскими шильдиками ездят по дорогам КНДР, равно как и «Волги» всех мастей — от ГАЗ-21 до ГАЗ-3102. Но в этом случае речь, скорее всего, идет об импорте.

Pyongsang

Еще один завод, тесно связанный с советским автомобильным наследием, находится в городе Пхёнсон. В 1968 году здесь освоили производство аналога внедорожника ГАЗ-69 под названием Kaengsaeng 68NA, хотя несколько лет до этого такие автомобили выезжали из ворот того же Sungri.

Как и в случае с «газоном», северокорейский «козлик» подвергался различным модификациям: например, на его основе строились грузовые версии, а в 1985 году появилась модель Kaengsaeng 85 с новым тентованным кузовом, напоминающим советский УАЗ.

Kaengsaeng 68NA (Фото: chinesecars.net)

К слову, у «восемьдесят пятого» были не только армейские, но и гражданские версии — уже со стальной крышей. А еще в семидесятых годах Pyongsang выпускал легковые седаны Paektusan — рублеными формами они походили на ГАЗ-24, но техническая основа была от «двадцать первой», если вообще не от «Победы».

Paektusan (Фото: koryogroup.com)

Грузовики на предприятии Pyongsang тоже делали — под названием Taepaksan. Выглядят они как неаккуратные копии ЗИЛ-130. Но в этом случае достоверных сведений о покупке советских лицензий нет: возможно, речь идет именно о «пиратских» версиях.

Ну, а самая курьезная история связана с попыткой воспроизвести Mercedes-Benz 190E — как минимум один был ввезен в КНДР, а с него была сделана копия. Если попытаться привести разрозненные данные к общему знаменателю, то выйдет, что под капотом получившегося Kaengsaeng 88 стоял мотор от ГАЗ-21, климатическая система и усилитель руля отсутствовали, а стекла не опускались. Словом, тот случай, когда машина не пошла в серию — и слава Богу.

Kaengsaeng 88 (Фото: twitter.com / evshift)

Pyeonghwa

Новейший и крупнейший автозавод КНДР был основан в городе Нампхо в 1998 году. Причем это предприятие создавалось совместно с южнокорейской «Церковью объединения», которая, в свою очередь, имела связи с вьетнамской компанией Mekong Motors. А та, помимо прочего, производила лицензионные «Фиаты». Отсюда и выбор дебютных моделей.

Pyeonghwa Huiparam (Фото: wroom.ru)

«Свисток» (так переводится название Huiparam) представлял собой Fiat Palio/Albea — в свое время такие машины продавались в России и даже производились в Набережных Челнах.

Ну, а «Кукушкой» (Ppeokkugi) прозвали фургончик Fiat Doblo. Правда, производство «итальянцев» продлилось недолго — возможно потому, что лицензию корейскому предприятию никто не продавал, а «вьетнамская схема» вызывала много вопросов.

Поэтому следующие «Свистки» — Huiparam II и Huiparam III — были сделаны на основе китайских легковушек Brilliance. Точнее, они отличались от исходников разве что шильдиками. А «Кукушек» вообще развелось великое множество: под одним именем, но с разными индексами производились внедорожники и пикапы от китайской SG Automotive — Huanghai Landscape, Plutus и прочие. Тут стоит отметить, что они, в свою очередь, копировали корейские, японские и даже американские машины, а о качестве инжиниринга и сборки говорить и вовсе не приходится.

Pyeonghwa Ppeokpuggi (Фото: wroom.ru)

К тому же, доподлинно не известно, что именно подразумевается под локальным производством на заводе Pyeonghwa. Возможно, речь идет о крупноузловой сборке из импортированных машинокомплектов. Рассчитана фабрика вроде бы на 10 000 машин в год, но, согласно немногим доступным отчетам, тиражи никогда не превышали нескольких сотен штук.

Тем не менее, в 2013 году на Пхеньянской международной выставке Pyeonghwa продемонстрировала аж 36 «новых» моделей, которые являлись китайскими Brilliance, FAW, BYD и так далее, только с другими шильдиками. Затесалась в эти ряды даже Lada Xray.

Кроме того, в 2018 году из КНДР пришла информация о запуске автомобильного бренда Naenara — так же называется официальный портал, где для внешнего мира публикуется информация о северокорейских достижениях. На единственной сопутствующей картинке были изображены шесть автомобилей — от седана до микроавтобуса — которые также являлись китайскими FAW с другими шильдиками. Никаких подтверждений тому, существуют ли эти модели на самом деле, на данный момент нет.

Naenara (Фото: doisongphapluat.com)

На чем еще ездят в КНДР

По правде говоря, на чем попало. Например, здесь до сих пор встречаются седаны Volvo 144: в 1973 году в Северную Корею из Швеции была отправлена партия из тысячи автомобилей, за которые правительство так и не заплатило. С учетом пеней долг теперь составляет более трехсот миллионов долларов — хотя шведы больше шокированы тем, что машины до сих пор в строю.

Ввозились в КНДР и наши «Приоры» с «Нивами», а на редких кадрах с улиц северокорейских городов можно увидеть множество японских автомобилей разных лет, включая вполне современные «Лексусы».

Северная Корея. Пхеньян. Автомобили на одной из улиц города. (Фото: Валерий Шарифулин / ТАСС)

Как они туда попали в условиях изоляции — тайна, покрытая мраком. Да и тонкости частного автовладения по-северокорейски толком не исследованы: известно, что для обычного гражданина это практически невозможно. Но, видимо, способы находятся — как и в СССР, некоторые оказываются равнее других.

Источник: www.autonews.ru