Игры
28.02.2019

Политика в Metro Exodus — не русофобия, а беззубая критика российской власти

Моська против слона

Когда на канале «Россия-24» вышел знаменитый сюжет про «клюкву и русофобию», в соцсетях недоумевали: «Как вообще можно было взглянуть на Metro Exodus с такого ракурса? Это же просто шутер с гигантскими радиоактивными креветками!»

Однако чем больше времени проходит с релиза игры, тем смелее в своих высказываниях становится писатель Дмитрий Глуховский. Сначала в интервью «Новой газете» он заявил, что был рад «немножко ткнуть палкой в их улей», а 22 февраля в инстаграме уже открыто признал, что и его книга, и «Исход» — это «политическое заявление».

Да, Metro Exodus — это политическое заявление. Это история о том, как вы можете манипулировать нацией, запирая её в бункере, симулируя вечную войну, указывая пальцем на внешнего врага и обвиняя его во всех своих провалах. Вся книга «Метро 2035» посвящена этой теме. Мы — нация в бункере, мы заперты в прошлом и не хотим выйти на поверхность.

Дмитрий Глуховский

писатель

Трудно сказать, какова конечная цель Глуховского в контексте Exodus, но его действия после первой реакции ТВ говорят о том, что он явно хочет «тыкнуть в улей» посильнее и активировать «рупор пропаганды» на полную.

Если бы Metro Exodus хоть кому-нибудь в правительстве казалась реальной угрозой, о ней бы уже во всю писали РИА Новости, RT и ТАСС, а «украинскую пропаганду, за которой российские подростки выстраиваются в очереди», уже бы разносили Дмитрий Киселёв и ведущие шоу «Время покажет». Но основные провластные информационные каналы молчат, а на Глуховского пока спустили самого мелкого из цепных псов — несчастную «Россию-24», к которой в последнее время так и липнут интернет-скандалы.

Неподходящая платформа

Почему Глуховского и украинскую игру с «русофобией и клюквой» до сих пор не начали «топить» полноценно? Почему депутаты не кричат с трибун, что «Исход» надо срочно запретить? Дело, скорее всего, в том, что политические амбиции Глуховского и его желание сделать из «Исхода» некое заявление стоят на очень неустойчивой платформе.

Да, в чём-то Глуховский действительно добился успеха. Когда игроки смотрят это самое пресловутое выступление «России-24», они прежде всего обращают внимание на то, сколько в нём вранья и притягивания за уши. Ведущий Алексей Казаков зачем-то рассказывает про то, что Exodus — одна «из самых продаваемых во всём мире» игр (к тому моменту были данные только по Великобритании) и пытается нарисовать несуществующую систему, в которой российские игроки недовольны «Исходом», а злой Запад ставит «антироссийской пропаганде» самые высокие оценки.

«Недовольные» игрой российские игроки

Однако при всей небрежности этого телевизионного поклёпа «Россия-24» всё-таки умудряется надавить на несколько важных точек. Главный и самый действенный их аргумент — украинское происхождение «Исхода».

Видеоигра, сделанная в другой стране — мягко говоря, не лучшее место для высказывания о политическом устройстве России. Но проблема Глуховского не только в том, откуда он делает своё высказывание, но и в его содержании.

«Путин — плохой»

В своём посте про власть, которая держит российский народ «в бункере», Глуховский использует скриншот с лицом Барона. Это показательный момент, потому что сюжетная арка Барона — пожалуй, худшее, что есть в Metro Exodus.

Когда главные герои «Исхода» приезжают к Ямантау, оказывается, что на правительственной базе живут каннибалы, которые заманивают своих жертв «обещаниями безопасности». В этот момент в игре начинается утомительная перестрелка, которая не имеет для развития сюжета никакого значения и уж тем более не приносит пользы геймплею. Бункер с тем же успехом мог бы оказаться заброшенным.

Весь этот эпизод появился в игре, чтобы какой-нибудь игрок тихонько гыкнул в темноте перед монитором, осознав, что перед ним, возможно, самая дорогая в мире интерактивная экранизация словосочетания «людоедская власть».

Такие вот эпизоды «Исхода» лучше всего характеризуют уровень дискуссии о политике, которую пытается поднять Глуховский. То же самое можно сказать и о вступительном анекдоте, где жители Москвы карикатурно удивляются, когда узнают, что за МКАДом есть жизнь.

Но верх пошлости Exodus — это именно Барон. При появлении этого персонажа незрелая политическая сатира игры истончается настолько, что Глуховский фактически начинает говорить прямым текстом.

Барон — лидер «нефтяников», которые властвуют в богатом топливом регионе. Барон время от времени выступает с обращениями по радио. Барон обещает защиту и покровительство тем, кто к нему присоединится. Барон живёт в крепости посреди пустыни. У Барона и «нефтяников» есть рабы — простые люди, которыми манипулируют с помощью религии. А ещё у Барона есть двойник.

На «России-24» тему этого самого Барона не стали трогать вообще. Телевизионщики то ли не стали разбираться в сюжете игры дальше вступления, то ли не могут позволить себе подчеркнуть сходства образа Барона с образом Путина в эфире.

Глуховский как будто бы это осознаёт и поэтому в финале каспийской сюжетной арки становится смелее, чем обычно. Когда после миссии в бункере боевой товарищ Артёма спрашивает у лидера местных повстанцев, как так вышло, что люди оказались под гнётом власти диктатора, Гюль говорит, что они «сами выбрали свою судьбу», потому что не готовы были бороться.

И тут девушка внезапно предлагает радикальное решение проблемы. Барона надо убить, не задумываясь о последствиях.

Этот эпизод не столько пугает или удивляет своей смелостью, сколько подчёркивает то, насколько поверхностно Глуховский смотрит на саму природу диктатуры и текущего политического климата в России.

Высказывание Гюль и последующие разборки с Бароном, которые заканчиваются маленькой кровавой революцией, сводят весь политический месседж Metro Exodus к надписи на заборе: «Путин — плохой. Путин должен уйти».

Смешно сказать, но даже в «Голодных играх» история борьбы с диктатором заканчивается во сто крат изящнее. Под конец повествования Сьюзен Коллинз объясняет, что диктатура не зацикливается на одном человеке, и менять надо не лидера, а образ мышления людей. Однако Глуховский по глубине не дотягивает даже до подростковой фантастики, его едва хватает только на ту часть высказывания, которая идёт до многозначительного «НО».

Агитка без идеи

В середине января в разговоре с таблоидом The Sun автор серии «Метро» всерьёз заявил, что, по его мнению, «Исход» должен «открыть глаза» молодому поколению и «выработать иммунитет» ко лжи федеральных СМИ.

Задача эта несомненно правильная, только вот Глуховский, кажется, не понимает, что для развития критического мышления у молодых россиян недостаточно сказать «СМИ врут» и топнуть ногой.

Политическое высказывание, которое зацепит людей и останется с ними надолго, должно строиться вокруг сильной идеи, которой в Metro Exodus нет.

Порождать настоящие политические идеи — занятие сложное и неблагодарное. И писателю, который даже основных персонажей игры проработал как марионеток, постоянно объясняющих свою мотивацию, такая задача явно не по плечу.

Впрочем, это проблема не только Metro Exodus, но и всего творчества Глуховского в последние годы. Он раз за разом поверхностно касается одних и тех же тем и в лучшем случае сообщает очевидное. Даже его «Пост» вновь прямым текстом обыгрывает тему москвичей и МКАДа.

Недаром Ubisoft старается избегать политики в своих играх. Стала бы Far Cry 5 лучше, если бы в ней появилась пятичасовая миссия про глупого старика с пересаженными волосами, норовящего построить какую-то стену? Нормально бы это воспринималось от лица французской или канадской студии? Едва ли.

При этом сказать, что в своей маленькой войне с «Россией-24» Глуховский проиграл, нельзя. Критикуя Metro Exodus, ведущий Алексей Казаков пытается приравнять беззубую критику власти в игре и смешные надписи на стенах к «русофобии», и в этом его главная ошибка.

Чего-чего, а русофобии в «Исходе» как раз не видно. Если не считать нескольких дурацких шуток (вроде «НИИ ХУЯ»), которые в основном сигнализируют о плохом вкусе авторов, Exodus — несомненно игра, сделанная с любовью к России и к русскому народу.

К чему в триквеле читается откровенная ненависть, так это к российской власти. А вот в изображение обветшалой глубинки разработчики вложили титанические усилия, которыми невозможно не восхищаться.

К счастью, чем дальше по мере сюжета «Исхода» главные герои уезжают от Москвы, тем меньше в истории становится глупых политических аналогий. В финальной главе Exodus почти нет диалогов, а Артём, сражаясь со страхом и одиночеством, отправляется прямиком в Ад. И это безусловно высшая точка всей игры.

Феномен «Метро» не появился на пустом месте. Много лет назад эта история, построенная на иррациональном страхе подземки, который испытывают многие жители больших городов, зацепила миллионы людей. Как и многие постапокалиптические сюжеты, она превратилась в убедительный антивоенный месседж и именно этим была хороша. Очень жаль, что Глуховский стал об этом забывать и испортил немалую часть «Исхода» беззубой политической агитацией, а теперь пытается привлечь к ней внимание, которого она явно не заслуживает.


Источник:

Обсуждение закрыто.