Прокурор запросил для 6ix9ine от года до трех тюрьмы

Карьера 6ix9ine в опасности.

3 августа окружной прокурор Манхэттена порекомендовал суду посадить рэпера в тюрьму на срок от одного до трех лет. Причина: нарушение условий соглашения о сотрудничестве со следствием.

Речь идет о деле 2015 года об изнасиловании несовершеннолетней, по которому рэпер проходит соучастником. О той ситуации The Flow уже писал: согласно материалам дела, рэпер не участвовал в сексуальном акте, но распространил по своим соцсетям видео, содержащее детскую порнографию. В видео было видно, как 13-летняя девушка занимается оральным сексом с другом рэпера Тэкуаном Андерсоном, тогда как сам Tekashi “стоял позади ребенка, имитировал движения тазом сексуального характера и шлепал потерпевшую по ягодицам”.

В тексте письма, составленного прокурором, сказано, что “у подсудимого было два года, чтобы продемонстрировать, что его роль в сексуальном преступлении, где фигурирует 13-летняя девушка, была единичным отклонением от курса правопорядочного гражданина. Но он этого не сделал”.

Рэперу также не удалось пройти проверку уровня общеобразовательной подготовки (англ. GED). Это документ эквивалентный нашему аттестату средней школы.

После дела об изнасиловании рэпера задерживали еще по двум обвинениям: в январе, когда он напал на настырного несовершеннолетнего фаната, и в мае за езду без прав.

Кроме того, полиция утверждает, что 6ix9ine не скрывает свою причастность к банде 9 Trey Bloods и популяризирует уличный бандитизм в своих соцсетях.

Обвинение хочет внести 6ix9ine в базу сексуальных насильников и присвоить ему соответствующий статус.

Вчера рэпер в инстаграме прокомментировал такое положение дел. “Будь что будет” — сказано в подписи к посту.

“Я знаю, что часто всех троллю, но сейчас я прошу всех небезразличных обратить внимание на мое дело, — говорит рэпер на видео. — Три с половиной года я не был известным рэпером, у меня не было 10 тысяч долларов, чтобы оплатить услуги частного адвоката. Мне был дан государственный защитник. Его выбрал суд. Мне говорили: “Тебе светит 15 лет”, а у меня на подходе была дочь. Мне тогда было всего 18. Я хотел, чтобы мне дали что годно, кроме тюремного приговора. Мое дело — еще одна история представителя меньшинств, попавшего в судовую систему, которая построена, чтобы топить таких, как я”.

Источник: