США и Великобритания отказываются принимать назад граждан, уехавших в ИГ. В лидерах программы репатриации — Россия

Родственники из Дагестана встречают в аэропорту Грозного ребёнка, возвращённого из Ирака. Фото Саида Царнаева, РИА «Новости»

20 февраля власти Великобритании объявили о планах лишить гражданства 19-летнюю Шамиму Бегум, которая уехала в Сирию на территорию террористической организации «Исламское государство» в 2015 году. Она просила властей помочь ей и её ребёнку вернуться на родину, что вызвало громкое обсуждение в стране. В это же время Дональд Трамп распорядился не пускать обратно в США 24-летнюю уроженку Алабамы, уехавшую в ИГ в 2014 году.

Подобные настроения в правительственных кругах распространены в других странах Европы, но не в России. В 2017 году с подачи главы Чечни Рамзана Кадырова в стране запустилась программа репатриации граждан с территории ИГ, она касалась женщин и детей. С тех пор проект претерпел ряд изменений, вызвав критику ФСБ, но, как полагают правозащитники, Россия всё ещё лидирует по количеству возвращённых граждан.

Британку Шамиму Бегум лишили гражданства и могут разделить с ребёнком

Бегум уехала в ИГ в 2015 году, когда ещё училась в школе. Там она вышла замуж за боевика и родила ему двоих детей, но они скончались. К началу февраля 2019 года превосходящие силы сирийских войск отбили у террористов все завоёванные территории, не считая посёлка Багоз. Потеряв веру в успех, супруг Бегум сдался, а на тот момент беременная девушка в одиночку добралась до ближайшего лагеря беженцев. Там она попросила помощи у британского правительства для возвращения домой.

«Я не стану рисковать жизнями британских людей ради поиска террористов или бывших террористов в несостоявшемся государстве», — прокомментировал дело Бегум министр безопасности Великобритании Бен Уоллес. 20 февраля власти объявили о планах лишить девушку гражданства, чтобы получить основания не пускать её в страну. «Я не знаю, что сказать. Это печально и разочаровывающе», — прокомментировала Бегум решение британского правительства.

Шамима Бегум в интервью Би-би-си

Министр внутренних дел Великобритании Саджид Джавид объяснил, что подобное решение разрешено законом 1981 года, конечная цель которого — «общественное благо». Глава ведомства уточнил, что закон позволяет лишить человека подданства Великобритании в том случае, если он может получить гражданство другой страны.

Как пишет Би-би-си, власти решили, что Бегум может получить гражданство Бангладеша, так как её мать иммигрировала в Великобританию оттуда, а по местным закону «кровной линии» ребёнок автоматически получает гражданство родителя. Однако правительство Бангладеша официально заявило, что у Бегум нет гражданства, и её не пустят в страну.

На момент написания статьи правовой статус Бегум не ясен. Если у неё действительно нет второго гражданства и возможности его получить, то она может оспорить решение британского правительства в суде.

В середине февраля, когда Бегум ещё оставалась подданной Великобритании, она родила ребёнка. Он автоматически получил гражданство, которого его лишать не планируют. «Дети не должны страдать. Если родитель потеряет британское гражданство, это не коснётся прав ребёнка», — сказал министр иностранных дел Саджид Джавид. Адвокат семьи Бегум планирует отправиться в Сирию, чтобы получить официальное разрешение девушки забрать ребёнка в Великобританию.

Американку Ходу Мутхану не хотят пускать на родину, объясняя это отсутствием гражданства

«Я поручил госсекретарю Майку Помпео, и он полностью согласен, не пускать Ходу Мутхану обратно в страну», — написал в Твиттере Дональд Трамп 21 февраля. Как и власти Великобритании, американский президент решил не допустить возвращения в страну девушки, уехавшей в ИГ.

24-летняя Мутхана училась в колледже в Алабаме, а в 2014 году уехала в ИГ. Там она три раза выходила замуж и активно призывала «убивать американцев» в Твиттере. В феврале 2019 года девушка сбежала со своим ребёнком, рождённым на территории ИГ, в сирийский лагерь для беженцев. В серии интервью она раскаялась в содеянном: «Когда я уехала в Сирию, я была наивной, обозлённой и недальновидной девушкой».

По словам родных, Мутхана родилась в Нью-Джерси в 1994 году. Её отец работал в консульстве Йемена, но покинул пост за несколько месяцев до рождения дочери. Родственники пообещали предоставить все нужные документы, доказывающие факт рождения Мутханы в США, а в крайнем случае обратиться в суд. По закону, ребёнок, родившийся в США, автоматически становится гражданином страны по праву рождения.

Хода Мутхана в интервью ABC

Государственный департамент США заявил, что девушка никогда не была гражданином страны, поэтому власти имеют право не пропускать её через границы. На момент написания статьи Мутхана находится в лагере для беженцев в Сирии.

За несколько дней до того, как обратить внимания на её историю, Трамп потребовал от европейских союзников на Ближнем Востоке забрать к себе на родину 800 бойцов ИГ европейского происхождения, захваченных в Сирии. В противном случае, намекнул президент США, этих боевиков выпустят из тюрьмы.

Российский план репатриации

2 августа 2017 года в аэропорту Грозного собралась делегация из высокопоставленных лиц, журналистов и родственников четырёхлетнего Билала Тагирова. В 2015 году его отец в тайне от бывшей жены увёз мальчика в Сирию, а оттуда в Ирак на территорию «Исламского государства». В течение двух лет семья не знала об их состоянии, пока в июле 2017 года войска ИГ не выбили из Мосула.

Среди городских руин иракские солдаты и обнаружили Билала с отцом. Мужчину арестовали, а разговор с мальчиком записали на камеру. Ролик попал в интернет, откуда добрался до главы Чечни Рамзана Кадырова. Тот пообещал вернуть ребёнка на родину, и месяц спустя так и произошло. Билал стал первым российским гражданином, репатриированным с территории ИГ, но далеко не последним.

На пике могущества террористы «Исламского государства» контролировали территорию размером с Великобританию с населением в больше 10 миллионов человек. Из них примерно 40 тысяч — это выходцы из 80 стран, говорилось в отчёте Международного центра по изучению экстремизма.

Женщины и дети в грузовике, который доставит их в ближайший лагерь беженцев. Фото The Guardian

«Европейские страны по естественным причинам не хотят возвращать людей, создающих угрозу национальной безопасности. Неизбежные последствия истощения ИГ приводят к увеличению террористических атак в Европе», — считает член парламента Великобритании Алекс Карлайл. По подсчётам правозащитников за 2018 год, на бывшей территории ИГ родились как минимум 730 детей от иностранных граждан, в том числе 566 детей от граждан западной Европы.

Тем не менее лишь небольшое число стран выделяет силы на репатриацию детей из Сирии и Ирака, в том числе Грузия, Ливан, Судан, Индонезия, Россия и, с начала 2019 года, Таджикистан и Казахстан. В разговоре с TJ замдиректора отдела Human Rights Watch по Европе и Центральной Азии Татьяна Локшина заявила, что по программе возвращения детей Россия занимает лидирующую позицию. Она уверена, что другие страны также могли бы реализовать подобные планы: «Репатриация детей возможна и необходима, но для этого нужна политическая воля, к сожалению, не во всех случаях она есть».

Жительницы Чечни ожидают российских детей, возвращённых из Ирака, в аэропорту Грозного, декабрь 2017 года. Фото Саида Царнаева, РИА «Новости»

После возвращения Билата в августе 2017 года в Россию репатриировали ещё двух детей, а в сентябре, октябре и ноябре программа набрала обороты. При поддержке правительства Чечни с бывших территорий ИГ начали возвращаться не только дети, но и женщины. В том же месяце директор ФСБ Александр Бортников указал на угрозу, которая исходит от такой политики: «Не секрет, что эти женщины и даже дети используется главарями террористов в качестве вербовщиков».

Заявление Бортникова шло вразрез со взглядами Кадырова. Однако в конце декабря 2017 года Владимир Путин на ежегодной пресс-конференции встал на сторону главы Чечни, похвалив его действия. «Что касается детей. Это самое главное всё-таки. Мы же этим занимаемся, у нас целая программа возврата детей на родину в Россию», — заявил президент, при этом ничего не сказав о возвращении российских женщин из Сирии и Ирака.

Как рассказала TJ Локшина, в декабре активная фаза программы затормозилась. В феврале 2018 года в Россию привезли ещё двух детей, а «потом программа репатриации остановилась. Хотя никаких официальных заявлений о ее прекращении не было», — говорит правозащитница. Член совета по правам человека при главе Чечни Хеда Саратова подозревала, что причиной приостановки кампании по вывозу россиян являются спецслужбы.

К февралю 2018 года по «кадыровской программе» в Россию из Ирака и Сирии вернулись 105 детей и 21 женщина. Некоторых из них задержали сразу после прибытия на родину.

Как говорит Локшина, многие жители России, не только с Северного Кавказа, возлагали большие надежды на так называемую программу Кадырова. Поэтому когда она без каких-либо объяснений приостановилась, для многих это стало шоком.

Люди, у которых застряли там дочери, внуки, были невероятно обнадёжены этой программой. Они обращались сотнями в Грозный, в кадыровскую администрацию, надеясь, что их родных вернут на родину. Ведь один спецрейс, второй рейс, третий рейс, и люди из самых разных мест в России испытали прилив надежды. Рейсов становилось всё больше, а потом всё словно кануло в чёрную дыру. И эти люди в отчаянии, они бегут, стучатся во все двери, и никто им ничего не объясняет. Только через год ожидания что-то происходит.

Татьяна Локшина

программный директор московского бюро Human Rights Watch

Под «что-то происходит» имеется в виду возобновление программы спустя десять месяцев. В конце декабря 2018 года из Багдада прибыл самолёт МЧС с 30 российскими детьми на борту. «Это яркое свидетельство неукоснительного выполнения поручения президента России Владимира Путина о спасении женщин и детей, оказавшихся в Сирии и Ираке», — писал в своём Telegram-канале Кадыров. Он добавил, что если их не вернуть домой, они станут «добычей западных спецслужб».

Запись отправки 30 российских детей из Багдада, декабрь 2018 года

Cейчас детей в Россию забирают только из Ирака. В Багдаде расположена тюрьма, куда отправляют подозреваемых в пособничестве терроризму, в том числе российских детей и женщин. Некоторые из них получили пожизненные сроки, но благодаря программе репатриации могут помочь своим детям вернуться домой. Местные российские консулы интервьюируют женщин, получая у них письменное разрешение на транспортировку их детей и передачу родственникам. В программе задействованы ресурсы Минобороны и МЧС.

Представитель Чечни при президенте России Зияд Сабсаби в интервью изданию Daily Storm. Как считает чиновник, если Россия не будет заниматься возвращением детей, их могут завербовать террористы

Локшина не знает, будут ли в ближайшем будущем репатриации детей из Сирии. Как рассказала правозащитница Хеда Саратова «Комсомольской правде», в местном лагере беженцев Рукбан без еды и средств к существованию живут 643 ребёнка и 338 женщины с российским гражданством. «За последние несколько дней, максимум неделю, трое детей скончались от голода», — сказала Саратова. Она выразила готовность предоставить всю нужную информацию для помощи в возвращении из Сирии детей.

Другой недостаток программы заключается в том, что пока что она касается лишь детей, родившихся в России. Другими пока не занимаются, хотя по закону ребёнок, рождённый от двух российских граждан в другой стране, автоматически получает гражданство России. «Ровно как дети, которые были вывезены родителями в ИГИЛ, родившиеся там младенцы этой судьбы для себя не выбирали. Проводить здесь разграничение просто нельзя», — заявила Локшина корреспонденту TJ.

11 февраля 2019 года спецборт МЧС доставил в Россию 27 детей, содержавшихся в багдадской тюрьме. Их передали родственникам и близким. Существует вероятность, что на фоне почти полного разгрома ИГ в Сирии число детей, репатриированных в Россию, увеличится. Что же касается женщин, никакой информации об этом нет.

О репатриации женщин на данный момент речи не идёт. Сейчас программа активно работает, и если за два месяца было два больших рейса с детьми, значит, будем надеяться, что будут ещё. Но пока на международном уровне и на фоне того, что делают и не делают другие государства в плане репатриации детей, Россия выглядит очень впечатляюще.

Татьяна Локшина

замдиректора отдела Human Rights Watch по Европе и Центральной Азии

Источник: